Лицом к морю — о возрождении Севастополя

В. М. Артюхов (бывший заместитель главного архитектора города)
А. И. Баглей (главный архитектор города, 1982 г.)

С первых дней освобождения Севастополя в его строительстве и реконструкции широко использовались достижения науки. Те, кто восстанавливал город, стремились заглянуть в завтрашний день. Каким быть возрожденному Севастополю? Это волновало не только архитекторов, строителей, работников партийных и советских органов, но и всех севастопольцев.

Должен ли город стать копией довоенного или это будет совершенно иной, современный город? Были предложения построить его на новом месте — на Северной стороне или в районе Камышовой бухты, что сделать легче и проще, а руины сохранить, как музейную реликвию.

Восстановления Севастополя

Суждения были противоречивы. Для того, чтобы не совершить непоправимых ошибок при определении путей возрождения города и основных направлений его дальнейшего развития, необходимо было тщательно изучить как исторические особенности его застройки, так и природно-географические условия, правильное использование которых стало бы залогом оптимальных планировочных решений.

Возникший в восьмидесятые годы XVIII века как боевой русский форпост на Черном море, Севастополь превратился в крупный город, своеобразный по своему архитектурному духу. Из архивных материалов удалось выяснить, что с самого своего основания он застраивался по планировочным документам. Первый генеральный план, подлинник которого хранится в Центральном Военно-морском архиве в Ленинграде, был утвержден в мае 1839 года. Проекты планировки и застройки комплексными и отдельными зданиями осуществлялись в основном архитекторами, являвшимися служащими военно-морского флота (В. А. Рулев, Д. Уптон). Наиболее интересные здания и памятники связаны с именами таких известных в то время архитекторов и скульпторов, как К.А. Тон, академик А.П. Брюллов, профессор Н.С. Пименов. Пережившие две разрушительные войны, отдельные здания и памятники — комплекс зданий бывших флотских казарм, Графская пристань, Петропавловская церковь, памятник Казарскому, подпорные стены и сооружения морской фортификации (Константиновский и Михайловский форты) — наглядно свидетельствуют о высоком по тому времени архитектурно-строительном уровне. Здания строились из местного инкерманского камня в стиле русского классицизма.

Чудом строительного искусства того времени считалось здание нового Адмиралтейства с доками (сейчас на этом месте крупнейшее предприятие города — производственное объединение «Севастопольский морской завод им. С. Орджоникидзе»). Для его сооружения понадобилось убрать 1,6 миллиона кубических метров скального грунта, который был использован для засыпки болотистых участков.

Восстановление Севастополя. Застройка проспекта Нахимова

Медленно, в течение полувека восстанавливался Севастополь после Крымской войны 1853–1856 годов. В конце XIX и начале XX столетия был сооружен ряд уникальных зданий, часть из которых украшает город и поныне: Институт физических методов лечения имени Сеченова (сейчас Дворец пионеров), биологическая станция (Институт биоогии южных морей АН УССР), Военно-исторический музей, Владимирский собор — усыпальница адмиралов, панорама «Оборона Севастополя 1854-1855 гг.», многоэтажные жилые дома, такие, как здание по проспекту Нахимова, где в настоящее время располагается Художественный музей, памятники, относящиеся в основном к Крымской войне, комплекс военно-морского училища на небольшом плато у бухты Голландия, выполненный по проекту архитектора А. А. Венсана в классическом стиле. Протяженность его главного корпуса 400 метров. И в настоящее время он является одним из важных компонентов в архитектурно-пространственной композиции города.

Однако бурное развитие торгово-промышленного капитала в определенной мере пагубно отразилось на планировке и застройке Севастополя. В 1875 году к городу была подведена железнодорожная ветка, усилилась роль Севастополя как крупного торгового порта. Характерным явлением для города становится спекуляция земельными участками. Стоимость их, особенно в центральных районах, превышает в некоторых случаях стоимость возводимых на этих участках зданий. В результате непомерно увеличивается плотность застройки кварталов. В глубине дворов появляются здания значительно большей этажности, чем выходящие фасадами на улицы. Доступ к морю затрудняется из-за того, что на прибрежной зоне вырастают многочисленные торговые склады, базы, пакгаузы. Постепенно ухудшается функциональная организация территории. Так, на главной улице города — Екатерининской (ныне улице Ленина) — два квартала занимал ликеро-водочный завод.

Застройка города велась примерно по такой схеме: на главных улицах и Центральном городском холме возводились здания общественного назначения, муниципальные, морского ведомства, а также особняки высшего командного состава. На Корабельной стороне — казарменные и госпитальные сооружения. В районах Южной и Артиллерийской бухт, на Корабельной стороне и в Карантинной балке в так называемых слободах селился рабочий люд, занятый на судостроительных и судоремонтных предприятиях, в различных службах военно-морского ведомства. Застраивались и крутые склоны холмов. Наиболее характерной застройкой является застройка, сохранившая до наших дней название «Бомбор». Здесь, рядом с Лабораторным шоссе (ныне улица Ревякина), вдоль которого располагались пороховые погреба, селились преимущественно бомбардиры.

Чиновники и городская интеллигенция расселялись в основном в западном районе, отделенном от центра протяженным и глубоким Одесским оврагом.

В конце XIX — начале XX века появляются новые застройщики — крупные капиталисты и купцы. Они тяготеют к территориям, прилегающим к главным улицам города (Большая Морская, проспект Нахимова, набережная Корнилова). Здесь открываются торговые и доходные дома, гостиницы, рестораны.

На окраинах города располагаются многочисленные хутора, занимающие большие малозастроенные территории и принадлежащие богатым и влиятельным особам.

Размещение жилых образований, их планировка, архитектура общественных и жилых зданий в значительной мере предопределились условиями рельефа и климатическими особенностями — благотворным влиянием прохладных летом и теплых зимой бризов, обильным солнечным сиянием. Не случайно поэтому в застройке Севастополя была предпочтительна ориентация на расположенные террасно жилые кварталы, обращенные к морю и бухтам. В жилых домах широко применялись галереи, лоджии и веранды, предохраняющие жилые помещения от перегрева. Промышленные окраины, где жил трудовой люд, отличались крайней неблагоустроенностью.

В годы Советской власти началось планомерное развитие города, обновился жилой фонд, выросли новые кварталы на улицах Большой Морской и Пирогова, на окраинах — Северной и Корабельной сторонах. Большое внимание уделялось строительству детских садов, яслей, школ, больниц. С каждым годом Севастополь хорошел. Благоустраивались и озеленялись его улицы и площади, создавались новые парки и скверы. В 1932 году на центральной площади был воздвигнут памятник основателю Коммунистической партии и Советского государства В. И. Ленину.

В 1933 году началась разработка проекта реконструкции Севастополя и его сельскохозяйственной зоны, рассчитанного на 20 лот. Бригаду проектировщиков возглавил архитектор М. И. Долгополов. Первая стадия проектных работ через два года была завершена и одобрена экспертной комиссией Академии коммунального хозяйства РСФСР. Проектировщики обосновали необходимость строительства нового железнодорожного и морского вокзалов — в районе Карантинной бухты, выделили районы первоочередных работ на прилегающей к этой бухте территории и на горе Матюшенко.

В 1935 году в Севастополе была создана организация Союза архитекторов СССР, члены которой — А. А. Венсан, Л. Л. Егорова, А. Г. Коган, Н. Г. Корюхин, В. Н. Мантицкий, Л. В. Плахов, М. А. Садовский — принимали активное участие в проектировании застройки довоенного города.

За годы первых пятилеток Севастополь стал крупным индустриальным и культурным центром на юге страны, известным лечебно-курортным городом. Были реконструированы промышленные предприятия и магистрали, построен новый водопровод, создано все для созидательного труда, учебы и отдыха горожан и военных моряков.

Тяжкие испытания вновь выпали на долю Севастополя в годы Великой Отечественной войны. Фашистские варвары причинили городу огромный ущерб, исчисляющийся суммой в 2,5 миллиарда рублей.

Над генеральным планом восстановления и развития Севастополя задолго до его освобождения начала работать творческая бригада проектировщиков в Москве во главе с доктором архитектуры профессором Г. Б. Бархиным. В соответствии с принятым в ноябре 1944 года СНК СССР и РСФСР уже упоминавшимся специальным постановлением о первоочередных мероприятиях по восстановлению города ответственные задачи возлагались на архитекторов. Следовало в сжатые сроки разработать наиболее передовые и рациональные принципы архитектурных решений, планирования строительства.

Еще в октябре 1943 года Михаил Иванович Калинин в письме председателю Комитета по делам архитектуры при СНК СССР А. Г. Мордвинову писал:

В настоящее время в связи с восстановлением разрушенных городов… советским архитекторам представляется редкий в истории случай, когда архитектурные замыслы в небывало огромных масштабах будут претворяться в реальном строительстве. И мы вправе ожидать, что наши архитекторы удовлетворительно справятся с выпавшими на их долю задачами. В противном случае тяжелая моральная ответственность перед потомством ляжет на наше архитектурное руководство.

[Архив ВОКС. Сводный бюллетень секции архитектуры ВОКС за 1944 г., лл. 1—2.]

В 1946 году проект генерального плана восстановления и реконструкции Севастополя с рядом замечаний был утвержден Советом Народных Комиссаров РСФСР. В план были заложены прогрессивные идеи, учитывающие его развитие на далекую перспективу.

В процессе предварительных проектных разработок, произведенных проектировщиками на месте, выяснилось, что десятки и даже сотни общественных и жилых зданий, в том числе построенных еще до Крымской войны, несмотря на значительные повреждения, представляют большую историческую, материальную и архитектурную ценность. Частично сохранились подземные инженерные сети и сооружения — магистральные водопроводы и система канализационных коллекторов, проложенных ввиду сложного рельефа глубоко под землей. Внимательное изучение всех этих вопросов позволило прийти к выводу, что, не копируя ранее существовавшего города, генеральный план должен сохранить и усовершенствовать положительные градостроительные традиции в планировочной структуре и застройке, учесть возможность восстановления ряда исторических и архитектурных ценностей.

В октябре 1947 года в Сталинграде состоялось Всероссийское совещание по жилищному строительству и благоустройству городов РСФСР. Представители Ленинграда, Воронежа, Курска, Новороссийска, Орла, Севастополя, Смоленска, Новгорода и других городов собрались вместе, чтобы поделиться опытом восстановительных работ. Главный архитектор Севастополя Ю. А. Траутман рассказал, что в городе восстановлено 120 тысяч квадратных метров жилой площади, что усилия строителей сосредоточены главным образом на возрождении центральной части города, что восстановлены и дают продукцию все промышленные предприятия.

С 1948 года возрождение Севастополя ведется ускоренными темпами. Прибыли тысячи новых строителей, в том числе много специалистов — архитекторов, инженеров и техников. Поступила современная техника. На базе небольших местных проектных бюро были созданы крупные проектные организации. Предстояло в срок до 15 января 1949 года произвести корректировку генплана, разработанного творческой группой Г. Б. Бархина. Комитет по делам архитектуры при Совете Министров СССР эту большую и ответственную работу поручил коллективу севастопольского Горпроекта. В помощь севастопольским проектировщикам были приданы опытные специалисты из Москвы и Ленинграда: архитекторы Салищев и Чернокозов, экономист профессор Гофман, транспортники и сантехники. Возглавлял их главный инженер Главного управления планировки и застройки городов Комитета по делам архитектуры при Совете Министров СССР И. К. Жилко. Одновременно с корректировкой генплана необходимо было разработать законопроект размещения первой очереди строительства на период до 1955 года и проект планировки и застройки центра города.

Окна клуба, в котором временно располагался Горпроект, светились огнями далеко за полночь. На счету была каждая минута, а тут то и дело возникали десятки сложных проблем. Одна из них — полное отсутствие какой-либо топогеодезической съемки города, опорных данных по состоянию застройки всего городского хозяйства. Материалы погибли в годы Великой Отечественной войны. Для сбора данных были привлечены сотрудники Горплана и всех служб горисполкома. Большую помощь и поддержку проектировщикам оказали работники горисполкома — коренные севастопольцы: председатель городской плановой комиссии Т. А. Алешина, инженер-экономист А.М. Зайченко, главный инженер отдела коммунального хозяйства А.Г. Сошников, техник-планировщик наземных и подземных коммуникаций И.Д. Успенская. Что же касается топогеодезической основы, без которой невозможно проектирование и строительство не только улиц и зданий, но и инженерных сетей, то работу по ее созданию возглавил инженер-геодезист В. М. Глушков, трудившийся в Севастополе еще до войны. В его подчинении было свыше пятидесяти техников, которые наносили текущие изменения на топогеодезическую подоснову, сохранившуюся еще с дореволюционного периода. Василий Михайлович хорошо знал город и его особенности и оказывал большую помощь в поиске решений. Нелегко и не сразу рождались проекты. Было много творческих споров. Но контуры центра ложились на ватман все с большей отчетливостью, архитекторы искали и находили приемы исполнения, соответствующие уровню техники строительства, наличию материала.

10 февраля 1949 года генеральный план и основные положения к нему, проект размещения первой очереди строительства и проект планировки и застройки центра города были одобрены Комитетом по делам архитектуры при Совете Министров СССР. Перед этим он был рассмотрен в городском комитете, партии и горисполкоме, обсужден и одобрен общественностью Севастополя. Теперь стало возможным вести восстановление и реконструкцию на серьезной архитектурно-планировочной основе.

Итак, Севастополь должен был стать не копией довоенного города с населением 112 тысяч человек и не новым городом на новом месте, а воссозданным городом на основе лучших градостроительных традиций. Намечалось провести широкий круг мероприятий, обеспечивающих его перспективное развитие. В генплане были заложены положения: Севастополь восстанавливается и развивается как крупный промышленный и научный центр юга страны, как город-музей революционных, ратных и трудовых подвигов. Расчетная численность его населения до 1970 года составляла 200 тысяч человек.

Характеризуя в основных чертах схему генплана, следует отметить, что территориальное расширение города планировалось незначительное, в основном в юго-западном направлении вдоль моря и бухт. Учитывая наличие старых и создание новых промышленных предприятий, жилищно-гражданское строительство планировалось также в районе Куликова поля, па Корабельной стороне за Малаховым курганом, на Северной стороне, в районах Балаклавы и Инкермана (Белокаменска).

Городской центр сохранялся на исторически сложившемся месте: от Приморского бульвара до площади Ушакова и от Южной бухты до Одесского оврага. Только теперь его территория увеличивалась в три раза за счет продвижения на запад вдоль бухт Хрустальной, Александровской, Мартыновой и до улицы Шестой Бастионной (Загородная балка), на юг по улице Гоголя до бывшей Сенной площади, включая Исторический бульвар и площадь у железнодорожного вокзала.

Весь город был разделен на 13 жилых районов по принципу тяготения к промышленным предприятиям. Уже тогда было определено место будущих промышленных и складских зон, главной из которых стала зона, расположенная между Балаклавским шоссе и Карантинной балкой.

Генеральным планом предусматривалось объединить мелкие кварталы в крупные, ликвидировать отдельные улицы и создать вместо них внутриквартальные въезды и проезды, более просторные дворы, то есть уменьшить плотность застройки, упорядочить организацию транспортного и пешеходного движения.

Восстановительные и реконструктивные мероприятия были сконцентрированы в полном комплексе по группам кварталов, образующих главные улицы города и, в первую очередь, его центральную часть.

С самого основания города в нем начала складываться радиальная схема магистралей, ведущих от центрального городского кольца на периферию. Генпланом было намечено создание внутригородской широтной магистрали, соединяющей все планировочные районы города, и на удалении 2—2,5 километра от нее внешней широтной магистрали, ограничивающей черту городской застройки от района Камышовой бухты до Инкермана (Белокаменска). Такая схема позволяла обеспечить удобную кратчайшую транспортную связь между всеми жилыми и промышленными районами и разгрузить центральные улицы и площади города. Все радиальные магистрали подлежали реконструкции и расширению (ул. Генерала Петрова, Адмирала Октябрьского, Лабораторное шоссе, ул. Горпищенко и др.). Шире должны были стать и центральные улицы: Ленина, Большая Морская, проспект Нахимова — на 8—12 метров. Планировалось увеличить территорию главных площадей центра — Революции, Нахимова, Ушакова. Все это было далеко не просто, так как восстанавливаемые здания нельзя было отодвинуть в сторону. Особую сложность представляла реконструкция улицы Ленина, где по обе стороны находились здания, реставрация которых была необходима в связи с их исторической и архитектурной ценностью и техническим состоянием. Осложняли работу по расширению магистралей высокие подпорные стены с нагорной стороны кольцевых улиц. Проектировщикам приходилось выгадывать буквально по сантиметрам, чтобы центр возрожденного Севастополя стал просторнее и светлее.

До войны основными видами общественного транспорта были автобус и узкоколейный трамвай. Они не могли обеспечить возрастающие потребности города в перевозках. На смену им должен был прийти троллейбус. Ввод в эксплуатацию каждого нового троллейбусного маршрута был радостным и торжественным событием для горожан.

Планомерные и комплексные восстановительные мероприятия начались с центральной части города, наиболее пострадавшей от бомбежек, артиллерийских обстрелов и пожаров. Поэтому проект планировки и застройки центра был разработан особо тщательно и детально, в крупных масштабах (1:2000 и 1:500) на все комплексные и планировочные узлы, с архитектурными развертками по главным улицам и площадям.

Центр рассматривался как крупный градостроительный комплекс общественных и жилых зданий, улиц и площадей, бульваров и скверов. Продолжением и развитием лучших градостроительных традиций являлось стремление к максимальному раскрытию застройки в сторону моря и бухт, особенно общественных зданий, созданию неповторимой индивидуальности приморского города. Это обеспечивалось системой террасирования застройки по склонам холмов и односторонней застройкой главных улиц города, прилегающих к бухтам (проспект Нахимова, набережная Корнилова, улица Ленина), сносом разрушенных строений со стороны акватории и разбивкой на этих местах новых скверов и бульваров. По такому же принципу реконструировались и главные площади — Нагорная (ныне Ленина), Нахимова, Ушакова.

Там, где это было необходимо, производилось преобразование рельефа города для улучшения планировочной структуры. Так, например, глубокий и протяженный Одесский овраг, разделявший восточную и западную часть центра, был засыпан строительным мусором от разбираемых руин и грунтом из котлованов, вырытых под новые сооружения. Предварительно на месте открытой ливневой канавы был уложен закрытый ливневый коллектор. На месте бывшего оврага сейчас находится один из лучших в городе зеленых массивов, простирающийся до самой Артиллерийской бухты.

Восстановление Севастополя. Застройка Одесского оврага, 1951 г.

В этот градостроительный период в нашей стране рекомендовалось города с проектной численностью населения до 200 тысяч человек застраивать в основном жилыми домами в два-три этажа. Но это не исключало возможности в отдельных случаях, там, где это было композиционно обосновано, сооружать здания большей этажности. Таким «отдельным случаем» была и реконструкция центра. Тем более, что уже тогда было ясно: проектная численность населения Севастополя будет превышена, и он со временем перейдет в категорию более крупных городов. Поэтому проектировщики стремились предусмотреть всюду, где это было возможно, строительство трех, а с учетом рельефа четырехэтажных домов. При проектировании вновь сооружаемых домов за основу была принята серия жилых секций, разработанная Государственными архитектурными мастерскими (г. Москва). Эта серия имела большой набор секций, в том числе угловых, и допускала при разработке индивидуальных проектов большое число вариантов как в планировке, так и в архитектурном решении фасадов и в то же время обеспечивала возможность унификации конструктивных и архитектурных деталей.

Основная идея восстановления и реконструкции улиц и площадей, заложенная в проекте планировки и застройки центра города, в конкретном проектировании была поддержана и развита всеми творческими членами большого коллектива, объединившегося для работы непосредственно в восстанавливаемом городе.

Севастополь превратился в огромную строительную площадку. Самоотверженный труд строителей, инженеров, архитекторов, энтузиазм горожан, активно помогавших поднимать из руин родной город, экономическая помощь всей страны позволили в короткие сроки не только завершить восстановительные и реставрационные работы, но и перейти к сооружению крупных жилых массивов на новых территориях.

Архитектурный образ центра ныне трудно представить без просторной площади Ленина на главном городском холме. К площади от набережной Корнилова ведет широкая живописная Синопская лестница, завершающаяся монументальным памятником вождю революции, основателю Советского государства В. И. Ленину, открытым 2 ноября 1957 года, в канун 40-й годовщины Великого Октября.

Бронзовая фигура Ильича на гранитном постаменте хорошо просматривается с дальних расстояний и рейда. У основания памятника расположены фигуры матроса, рабочего, солдата и крестьянина, олицетворяющие движущие силы революции. Памятник сооружен по проекту лауреата Государственной премии скульптора П. И. Бондаренко, архитекторов Г. В. Щуко и С. Я. Турковского.

Гордостью севастопольцев стала улица Большая Морская. Здесь широко применен прием создания курдонеров, включающих в застройку улицы здания, расположенные внутри кварталов и на вышележащих террасах. При этом проектировщики по возможности стремились сохранить симметрию в планировочном и объемном решении комплексов застройки на противоположных сторонах улицы. Поэтому даже при сравнительно небольшой ширине улицы (26 метров в линиях застройки) ощущается простор, необычайная парадность и живописность, архитектура зданий при всем ее разнообразии отличается единством общего композиционного замысла. На этой полуторакилометровой прямой улице, идущей к морю от площади Ушакова, всегда оживленно и многолюдно.

В послевоенные годы определился новый облик проспекта Нахимова — короткой и широкой парадной улицы с Приморским бульваром вдоль бухт. Здесь находятся уникальные здания — гостиница «Севастополь», драматический театр имени А. В. Луначарского, Дворец пионеров, Институт биологии южных морей.

На пересечении улицы Ленина и проспекта Нахимова расположена главная площадь города, носящая имя адмирала П. С. Нахимова. Она выходит к самому берегу Южной бухты, где находится известный памятник архитектуры — прославленная Графская пристань с широкой гранитной лестницей и белоснежной колоннадой, изображение которой стало своеобразной эмблемой города-героя. 9 мая 1944 года над израненной, почерневшей от копоти Графской пристанью штурмующим отрядом моряков-черноморцев был водружен морской флаг в знак освобождения Севастополя от фашистских захватчиков. Вскоре строители восстановили пристань, вернув ей облик, который она имела в 1846 году.

На площади установлен памятник П. С. Нахимову, выполненный по проекту лауреата Ленинской и Государственной премий, народного художника СССР академика Н. В. Томского и архитектора, лауреата Государственной премии А. В. Арефьева. Памятник открыт 5 ноября 1959 года.

Севастополь принято называть городом-музеем, и это вполне справедливо. Малахов курган… Мекензиевы горы… Сапун-гора… Херсонесский мыс… Кто не знает этих названий. Незабываемы героизм и мужество патриотов Родины, сражавшихся у стен города в годы Крымской и Великой Отечественной войн. Памятники, обелиски, мемориальные доски увековечили подвиги героев Севастополя, словно вехи, отметили яркие исторические события в жизни нашего народа.

Уже в первые месяцы после освобождения города личные составы соединений и частей, при активном участии горожан, соорудили белоснежные обелиски в местах ожесточенных сражений. На высоком берегу Северной бухты был воздвигнут памятник Славы воинам 2-й гвардейской армии, на одной из граней которого высечены слова: «В груди этого города будет вечно биться сердце русской славы». На высоте Горной открыт памятник воинам 318-й Новороссийской дивизии. На склоне Мекензиевых гор у автомагистрали Симферополь—Севастополь — воинам 315-й Мелитопольской Краснознаменной стрелковой дивизии. На Сапун-горе— памятник воинам Приморской и 51-й армий. В ознаменование освобождения Крыма от немецко-фашистских захватчиков 15 октября 1944 года у мыса Херсонес был воздвигнут обелиск Победы. Облицованный в семидесятых годах розовым гранитом, высотой более 25 метров, он установлен на трехступенчатом гранитном основании. На лицевой грани обелиска — макет ордена Победы, под ним надпись: «Вечная слава героям — освободителям Крыма от фашистских захватчиков». Обелиски и памятные знаки воздвигались на высотах, изрытых фашистскими снарядами и бомбами, прибрежных скалах, на улицах и площадях города.

Бережно хранят севастопольцы память о героях первой обороны. Несмотря на послевоенные трудности, в городе было восстановлено большинство памятников истории. Они соседствуют с новыми мемориалами, придавая городу неповторимое своеобразие.

В довоенном Севастополе площадь бульваров, скверов, рощ, уличных и дворовых посадок составляла 65 гектаров. На одного горожанина приходилось 5,8 квадратного метра зеленых насаждений. В годы войны зеленые массивы города были или совсем уничтожены или сильно повреждены. На Малаховом кургане каким-то образом уцелело лишь одно израненное осколками и пулями дерево миндаля. В послевоенные годы севастопольцы сберегли его как реликвию. Благодаря энтузиазму черкасовских бригад, всех жителей города, военных моряков к 1954 году, как и предусматривалось генпланом, зеленые массивы были восстановлены, значительно расширен Приморский бульвар, созданы новые места отдыха трудящихся — Пионерский парк, скверы Ленинского комсомола, Пушкинский, Ушакова, Лазарева, вдоль улиц протянулись тенистые аллеи.

Чтобы увековечить подвиги защитников города, было решено на территориях, где проходили рубежи обороны Севастополя, заложить лесные и лесопарковые массивы. На обожженной пламенем войны Сапун-горе в пятидесятые годы севастопольцы высадили тысячи саженцев.

Прошло более четверти века после завершения восстановления Севастополя. Время подтверждает правильность архитектурно-пространственного решения застройки центра. Город своеобразен, как говорится, имеет свое лицо, и неизменно производит глубокое впечатление на приезжих.

Невозможно рассказать о всех проектировщиках, архитекторах и инженерах, принимавших участие в возрождении города. Однако хотя бы о некоторых из них вспомнить необходимо.

Архитектор Людмила Лаврентьевна Егорова начинала свою творческую деятельность в годы первой пятилетки в Севастополе, активно участвовала в его социалистической реконструкции. В освобожденный от фашистских захватчиков город прибыла вместе с военными строителями. Занималась подготовкой планировочной документации. В течение многих лет Людмила Лаврентьевна возглавляла Севастопольскую организацию Союза архитекторов СССР. Инженер-архитектор И. Г. Головачев был в составе группы, которая вошла в Севастополь вслед за нашими войсками. Он автор многих интересных планов, зачинатель проектирования домов из крупных блоков. Одними из первых включились в творческую работу севастопольские архитекторы А. Г. Коган, Л. В. Плахов, В. Н. Мантицкий, Н. Г. Корюхин.

В 1945 году на должность главного архитектора города был назначен Ю. А. Траутман. Одновременно с ним прибыли в Севастополь архитектор Н. Н. Сдобников и один из авторов этой статьи, работавший длительное время заместителем главного архитектора города, В. М. Артюхов.

До войны Юрий Андреевич Траутман был аспирантом архитектурного факультета Ленинградского инженерно-строительного института, работал на кафедре проектирования и строительной практики. Затем — действующая армия. И только в победном сорок пятом он вернулся к своей любимой профессии. Эрудированный архитектор и энергичный организатор, Траутман с первых же дней работы в Севастополе определил главные, неотложные задачи, сплотил творческий коллектив и отдал себя целиком делу возрождения города. Он стал инициатором создания на месте основной планировочной документации по реальному восстановлению Севастополя. Он же был и душой «архитектурной коммуны», как шутя называли в городе коллектив архитекторов, работавших под его руководством.

Творческий труд Юрия Андреевича, как главного архитектора, вложен в создание многих городских комплексов. Но есть у него и собственные авторские объекты, в числе которых гостиница «Севастополь». Это одно из наиболее пластичных и выразительных общественных сооружений, все четыре фасада которого решены с учетом окружающей обстановки. Здание хорошо просматривается со стороны моря и создает интересный силуэт в застройке проспекта Нахимова.

Много лирики и хорошего вкуса внесла в проект центра города жена Траутмана, архитектор Мария Константиновна Ушакова. По ее проектам построены здание городской библиотеки на площади Ушакова, комплекс жилых домов по улице Ленина.

Позднее Ю. А. Траутман был назначен главным архитектором Ашхабада, претерпевшего землетрясение, а еще через несколько лет — главным архитектором города Владивостока.

В 1945 году при управлении главного архитектора города решением горисполкома было создано проектно-сметное бюро — основа будущих организаций — Горпроекта, Гипрограда и нынешнего «Севастопольского филиала «КрымНИИ-проект». Первым начальником бюро был севастопольский инженер-конструктор А. Т. Филимонов, много сделавший для воспитания конструкторских кадров. В те трудные годы не хватало не только проектировщиков и техников, но и чертежников, копировщиц, без которых не может существовать проектная организация. И в 1946 году при управлении главного архитектора создаются курсы чертежников, на которые с энтузиазмом устремляется молодежь. Многие юноши и девушки, обучавшиеся на этих курсах, стали впоследствии инженерами и техниками, сами активно участвовали в строительстве города.

Высоким было творческое мастерство архитекторов Н. Н. Сдобнякова, Г. Г. Швабауэра, В. П. Петропавловского, Б. Я. Митника, Б. В. Калинкова, А. В. Бобкова, Ю. Д. Фердмана, В. И. Ежова, Л. Т. Киреева и многих других. Они стремились создать неповторимое, индивидуальное, не отступая от единства архитектурной идеи застройки центра, уточняли и дорабатывали свои проекты и решения непосредственно на лесах строек, в цехах и мастерских строительных предприятий. Многие строители и сейчас вспоминают, как Сдобников и Швабауэр вместе с мастерами и рабочими отливали в цехах чугунные решетки Приморского бульвара, изготовляли архитектурные детали, светильники «Ландыш» (прим. уничтоженные Севгорсветом), украшающие до сих пор центральные улицы города. Созданные ими проекты жилых домов воплощались не только в Севастополе и области, но и в других республиках.

Велик перечень проектов, выполненных архитектором И. А. Брауде и осуществленных под его руководством коллективом комплексной архитектурно-планировочной мастерской.

Со студенческой скамьи Московского архитектурного института пришел в 1950 году в мастерские Горпроекта А. Л. Шеффер. Вскоре он стал одним из ведущих архитекторов Севастополя — автором проектов нового корпуса Морского гидрофизического института АН УССР на мысе Хрустальном, жилых домов Корабельной стороны, ряда памятников и мемориалов.

В том же году из московского Гипрограда на постоянную работу прибыли в Севастополь архитекторы 3. А. Серапионов, П. В. Кумпан, Н. И. Гришин. Серапионов был назначен заместителем главного архитектора города, а Кумпан и Гришин — руководителями архитектурно-планировочных мастерских. Вокруг них быстро сплотились молодые проектировщики, видевшие в своих старших товарищах не только зрелых и талантливых специалистов, но и отзывчивых товарищей по работе. Поучиться у них было чему.

Завен Амбарцумович Серапионов заложил в Севастополе основу научно-исследовательского подхода ко всем важнейшим проектным работам, который с каждым днем находил все больше и больше сторонников. Позднее он стал директором проектного института — крымского Гипрограда.

По проектам Н. И. Гришина, автора павильона СССР на международной выставке в США, сооружен ансамбль двух выразительных административных зданий на проспекте Нахимова, фланкирующих подходы по парадной лестнице к памятнику В. И. Ленину.

П. В. Кумпан совместно с Г. Г. Швабауэром и А. А. Шуваловой разработали проекты кварталов жилых домов по улицам Ленина, Большой Морской, Генерала Петрова, на Корабельной стороне.

Тесно связана с восстановлением Севастополя деятельность архитекторов, инженеров и военных строителей. Они работали в постоянном контакте с городскими организациями, причем реконструировали и возводили не только учебные заведения и т. д., но и проектировали жилые комплексы и общественные здания.

Это относится прежде всего к В. П. Мелик-Парсаданову, впоследствии главному архитектору города, а затем Крымской области. Работая в Севастополе за период с 1945 года, Мелик-Парсаданов в творческом содружестве с инженером-конструктором А. П. Шумиловым внес много нового и своеобразного в застройку города. Они авторы проектов ряда комплексов живописных и пластичных жилых домов в центре города и на Корабельной стороне.

Одновременно с местными зодчими севастопольские улицы и дома проектировали коллективы Ленгорстройпроекта, Ленгосинжгорпроекта, Моспроекта. По проектам известного мастера советской архитектуры Л. Н. Павлова в городе возведены комплексы жилых и общественных зданий на проспекте Нахимова, площади Революции, в начале улицы Большой Морской. В гармоничном сочетании планировки и застройки, масштаба зданий, отличающихся своеобразным архитектурным стилем, решена небольшая по размеру, но важная в организации транспортного движения площадь Революции (архитекторы Л. Н. Павлов, Е. Н. Стамо, Борецкий).

Большой вклад в воссоздание города внес выдающийся советский архитектор Л. М. Поляков, являвшийся главным архитектором управления но восстановлению Севастополя при Совете Министров СССР. Его организаторская и творческая деятельность во многом способствовала цельности и стилевой направленности застройки.

В творческом содружестве зодчие, проектировщики, строители, объединенные единой идеей, создали великолепный и неповторимый облик центра города, отличающийся разнообразием и вместе с тем гармонически цельный. На республиканском конкурсе жилых ансамблей, сооруженных в 1952 году, первой премии была удостоена застройка улицы Большой Морской.

Проекты многих зданий и комплексов, формирующих застройку ряда улиц, представлены в Госстрой УССР для принятия на учет как памятников архитектуры. Их первозданный вид должен быть сохранен для градостроительной истории. Решением Севастопольского горисполкома застройка городского кольца в 1980 году объявлена памятником архитектуры местного значения.

Опубликовано: Артюхов В.М., Баглей А.И. Лицом к морю // Возрождение Севастополя: Сб. / Сост. Кузьмина В.Г. — Симферополь, 1982. — С.41-56.

         
  1. facebook.com Светлана Ефремова, 20.05.2016 в 15:49   #      

    Наверное с пор возрождения коммунальное хозяйство Севастополя и не обновлялось.. Трубы водоканала повторно загрязняют и заражают ранее очищенную воду http://filtr92.ru/stati/voda-sevastopolja/

Войдите, чтобы ответить: Вконтакте  Facebook  Яндекс  Google  Mail.ru  OpenID